Тест: Средневековый русский город - cумеете ли вы в нем выжить?
И покорить его? Ну или, на худой конец, просто сойти за своего…


Тест: По силам ли вам карьера деревенского колдуна?
Вспомните, что говорят в народе о колдунах, и проверьте себя!

"Мы сами создали этот тупик" - Светлана Шидловская

Статьёй Светланы Шидловской из Минска мы продолжаем дискуссию о фантастике, в которой уже приняли участие Владимир Можегов, Сергей Павлов, Александр Осипов, Илона Вандич, Вера Тимофеева (Воронеж).

Сколько помню, всегда слышу о кризисе этого жанра. Потому не могу согласиться ни с Сергеем Павловым, ни с Александром Осиповым в той части их статей, где они говорят о нынешней деградации фантастики "по законам геометрической прогрессии", хотя, разумеется, фантастика сильно деформирована, девальвирована, как и вся наша литература.

В начале 90-х мне как заместителю главного редактора журнала отечественной и зарубежной фантастики MEGA (Минск), родившегося ещё в СССР, а впоследствии названного ведущими критиками и литературоведами жанра лучшим журналом СНГ, довелось быть в самой стремнине широкой фантастической реки, которая тогда радовала и многоцветьем дебютов, и разнообразием подводных течений, да и сама "водичка" была то горячей, то холодной, то ледяной, то солёной, то кристальной… Да, сегодня этого уже нет, растворилась романтика, исчезла среда общения, иссякли семинары (особенно жаль Ефремовских чтений), и журнал наш, месяц за месяцем теряя читателей постсоветского пространства, не смог выжить в одной небольшой стране, хотя и продержался героически шесть лет, до 97-го года. Поэтому мне было особенно интересно открыть два увесистых, поболе кирпича, тома "Фэнтези-2004" и "Фэнтези-2005" ("Эксмо"). Это фактически альманахи, в которых сошлись три десятка авторов из СНГ - разной литературной направленности. Сильно удивляться не пришлось: половина имён хорошо знакома по журналу MEGА, и все из "знакомой половины" стали ещё индивидуальнее, ярче. Мы в 90-х такого уровня собственного фэнтези не имели, довольствуясь в журнале в основном переводными вещами Желязны, Ле Гуин, Сапковского и мечтая (!) о том времени, когда же появятся наши, не заёмные, полновесные "мечи и магия".

И вот положение очень сильно изменилось, возникло явление, именуемое "отечественным фэнтези", - куда там немецкому романтизму и британской готике, из которых, собственно, и родился жанр. Клише, выработанные ещё Говардом и Толкиеном, остались, это верно, но только как условие "литературной игры". Старые знакомые - ведуны и драконы, принцессы и ведьмочки, рыцари и маги et cetera - обрели родные черты, заговорили хорошим русским языком, а коллизии стали развиваться на славянском фольклорном материале. М. Семёнова, С. Лукьяненко, В. Панов, М. и С. Дяченко, С. Булыга, Д. Трускиновская - ряд можно продолжить - это мастеровитая проза, когда нажитое и прожитое умело укладывается в жанровые рамки. Завлекательные начала-завязки, остроумные и хитроумные беллетристические ходы, смешение-диффузия поджанровых дефиниций - порог ремесла, который, слава Богу, перейдён, чему стоит порадоваться.

Но что за порогом?

Чаще всего темно и пусто. Вроде как собирался пойти сулящий урожай дождь, а закончилось всё тремя каплями за шиворот. Что писателям делать с героями фэнтези? Лучше всего поубивать в грандиозном сражении Добра и Зла, что в основном и происходит на литературных страницах. Однако хорошо выписанное Добро и хорошо придуманное Зло весьма и весьма абстрактны и никак не сопрягаются с "мильоном терзаний" наших душ. Не случайно многие фантасты долго отпихивали фэнтези от себя, пока их, фантастов, не победил господин Рынок. Старейший питерский писатель Ольга Ларионова рассказывала, как в самом начале 90-х она сочинила "космическую оперу" "Чакра Кентавра" - пародию на фэнтези, которую издатели и читатели приняли за настоящий жанр: "Я попросила мальчиков, они нанесли мне гору самиздата, я составила список, точнее, столбик: 1) прекрасная принцесса, 2) герой, 3) его двойник, 4) мерзавцы высокого ранга, 5) кентавры, крылатые кони, 6) оружие всех сортов от арбалетов до аквалайзеров, 7) нуль-транспортировка, 8) магические карты, 9) путешествие в подпространство… И когда писала, вычёркивала: это, это… Так весь столбик и использовала. Я была уверена, что не напечатают, но, как ни странно, напечатали". Как говорится, "съели и облизнулись".

Фэнтези, как правило, отражает тинейджеровское мироощущение, такими книгами рынок насыщен, такие книги уже не "уходят, как вода в песок", и даже пенсионер, закуклившийся в интеллектуальном развитии на уровне себя семнадцатилетнего, никогда не перейдёт к более сложной прозе. Но при всём при том остаётся большая масса писателей и читателей, которым перумовщина давно стала поперёк горла. Они пишут, они читают (если находят). В отсутствие настоящего форума (Интернет не в счёт), когда все варятся в собственном соку, трудно уразуметь и понять, тоскует ли фантастическая общественность по многообразию поджанров, напрочь задавленному фэнтези.

Где отечественные утопия и антиутопия, киберпанк, альтернативная история, социальная фантастика? Куда исчезли наши турбореалисты? Русской литературой остаётся так и не освоенной, не озвученной философия новой реальности, которая возникла вместе с компьютерами и Интернетом. Прекратилось развитие жанра, демонстрировавшее когда-то притягательные (либо отталкивающие) модели развития общества.

Впрочем, махнув рукой на наши книжные развалы (как демонстративные стенды настоящего развала), рука моя тем не менее вдруг поймала "золотую рыбку" - фантастическую эпопею Валентина Маслюкова "Рождение волшебницы" ("Время"), замаскированную под фэнтези. Несмотря на использование фэнтезийной атрибутики и даже благодаря ей, получилось неожиданно искреннее, светлое повествование о том, как рождается Талант, как расправляет крылья Дар, как формирует себя Личность. Непривычно было встретить язык и стиль, воскрешающие "забытый вкус" прозы Бунина и Золя, которым молодой автор написал умный, тонкий роман о человеческой душе. Возможно, он просто-напросто нашёл выход из кризиса, скрестив фантастику массовую с интеллектуальной, тем, что поместил интересных людей в сказочные обстоятельства и оснастил их массой психологических подробностей?

Через литературное преломление реальности возник фантастический реализм - впрочем, открытие не одного только Маслюкова. Что ни говори, а вся наша фантазия находится в пределах нашего же опыта, что хорошо понимал, например, Рей Брэдбери, когда писал "451о по Фаренгейту" и "Вино из одуванчиков". Когда фантастика возникает на стыке человеческих проблем, тогда она литература. Об этом мы говорили и в 80-х, и в 90-х, а в 2000-е почему-то усердно стараемся забыть.

Из "гетто фэнтези", которое мы сами же и создали, надо срочно совершить побег, а не мимикрировать и хамелеонничать. Тот же Маслюков подан "Временем" как подростковый писатель типичного фэнтези (лишь бы продать?), а в результате произошла дезориентация читателя, увидевшего на обложке очередного дебильного дракона, походя убивающего и комплекс идей, заложенных в романе-эпопее, и его эстетическую ценность. Впрочем, и автору, видимо, неважно, по какому ведомству проходят его вещи, - лишь бы печатали.

…Любимый жанр постоянно ищет приключения на собственную голову, и только одно это внушает некий оптимизм. К середине 90-х лотки были завалены плохо переведённой западной фантастикой в своей массе весьма посредственного содержания. Сегодня они завалены отечественным фэнтези, общий уровень которого несколько выше. Кто найдёт оптимальный баланс? Куда двинемся дальше? Мне кажется, всё-таки к реальности, точнее, к фантастическому реализму, не покидая уже взятых фантастикой высот мышления, но и не бросаясь в пропасти фэнтезийной зауми и дури.

Литературная газета, № 37, 2005

Скачать роман

"Рождение волшебницы"
"Клад" кн.1: word, zip
"Жертва" кн.2: word, rar
"Потоп" кн.3: word, rar
"Побег" кн.4: word, rar
"Погоня" кн.5: word, rar
"Любовь" кн.6: word, rar

исторический роман
"Час новолуния" ч.1: word, zip
"Час новолуния" ч.2: word, zip

театральный детектив
"Бег впереди себя" ("Зеленая женщина"): word, rar

Вход в систему

Опрос

Ваше мнение о романе "Рождение волшебницы":