Тест: Средневековый русский город - cумеете ли вы в нем выжить?
И покорить его? Ну или, на худой конец, просто сойти за своего…


Тест: По силам ли вам карьера деревенского колдуна?
Вспомните, что говорят в народе о колдунах, и проверьте себя!

"Волшебный дар и три тысячи платьев" - Станислав Солодовников

Размышления над романом Валентина Маслюкова «Рождение волшебницы»

Технический прогресс питался мечтой о подступающем все ближе Золотом веке. Однако счастье не только не пришло, но и вообще спряталось куда-то за горизонт истории и самой цивилизации. Человек стал чувствовать себя ничтожеством перед лицом сил, с которыми он не может справиться, потому что они приобретают социально анонимный характер…

И как духовное спасение явилось фэнтези. Сказка.

Живой душе человеческой требуется ведь и чудо, и тайна, и игра, и поэзия. Интересно, что не любят и не понимают фэнтези люди рациональные, у них механические сердца-моторчики. Люди осени цивилизации.

Около восьмидесяти лет назад эту тоску по иному миру отразили Р. Говард и Г. Лавкрафт, они занялись мифотворчеством. Потом пришли Д. Толкиен, Э. Нортон, Р. Желязны, У. ле Гуин и многие другие художники. (Кстати, особенно много их в самой индустриальной развитой стране мира – США.) И вот в этот писательский ряд я с радостью и гордостью ставлю белорусского автора Валентина Маслюкова с его романом «Рождение волшебницы».

Валентин Маслюков определил жанр своего произведения как «сказочный роман». Да, можно сказать и так: литературная сказка. Ни критика, ни культурология пока не в состоянии точно и внятно квалифицировать это художественно-культурное явление. Традиционно вся литература так или иначе рассматривается с точки зрения реалистической традиции… Но если видеть в сказке намек, то есть скрытый смысл, символ того, что имеется в действительности, то роман фэнтези работает, да еще как! И с этой точки зрения «Рождение волшебницы», по сути дела, не такая уж фантастическая/сказочная вещь.

Написан роман не просто крепко и основательно. Он сделан изощренно. Отдельно можно говорить и о композиции, и о философском содержании, и о системе образов, о богатстве приемов, о психологизме. Писатель тонко ироничен, что в наших условиях встречается крайне редко…

Главную героиню романа – Золотинку нашли в сундуке, выловленном из моря во время страшного шторма. В кораблекрушении погиб экипаж, погибла мать девочки. По цвету волос ее и назвали Золотинкой. Тут обыгрываются многие литературные мотивы. И прием «потерянного ребенка», излюбленный еще в античности и в эпоху Возрождения. И робинзоновский мотив. Тут вспоминается и сказка Пушкина о царе Салтане и о сыне его, славном и могучем богатыре Гвидоне. Сюжет, разумеется, совсем другой, но яркая блестка «потерянного ребенка», загадки его рождения безусловно украшает роман.

Валентин Маслюков нашел свое решение и темы «волшебных колец». Редкое произведение фэнтези обходится без этого атрибута. У Маслюкова волшебные кольца и камни служат как бы аккумуляторами магической энергии, они увеличивают и проявляют способности волшебников. А волшебники, используя камни, оказывают на них обратное влияние, накладывая на них свои нравственные качества, наслаивая зло и добро. После эксперимента, который провел над Золотинкой заносчивый чародей Рукосил, она приобретает способность «работать» без магических колец и камней.

С этого момента и начинается «тема карьеры», то есть развития человека, восхождения героини к вершинам мастерства (в данном случае волшебного) и даже восхождения к вершинам власти. Однако детали и нюансы эволюции Золотинки, ее дара создают, образно выражаясь, столь сложную геометрическую фигуру, что каждая грань этой фигуры светится по-своему, создает свою цепь ассоциаций и смысловых узлов.

По мере развития образов и сюжета усложняется и блок нравственных противоречий. Не клубок, а именно блок. Потому что, клубок – это одна длинная нить, а блок – это много разных деталей, мелких конструкций, каждая деталь которых имеет свои грани. Но в основе все та же развилка: добро и зло. Во имя жизни или против нее. Или вампирическое использование жизни, ее особенно изощренное уничтожение.

Интересно, как дворецкий волшебника Рукосила, умный и дельный Дракула, руководствуясь своей интуицией, знанием людей и доброжелательным отношением к Золотинке, формулирует перед ней образно очерченную программу действий: “...Милая барышня, у вас нет выхода. Вам придется овладеть миром или погибнуть. Вам придется завести три тысячи платьев просто для собственной безопасности. Другого выхода нет. Или пшик-вжик ой-ё-ёй или три тысячи платьев”. В руки Золотинки попал могучий магический артефакт, волшебный камень, мечта всех чародеев в романе –Сорокон, способный действовать как оружие, как абсолютное оружие. “Вам придется стать сильнее всех, просто для того, чтобы уцелеть. В итоге все то же: три тысячи платьев. Деваться некуда”.

В самом деле: деваться некуда. Три тысячи платьев – это понятно, это материальная ценность, это входит в социальные правила игры. Однако Золотинка любит князя Юлия, она в конце концов становится его женой, а значит, великой княгиней, но остается при этом самой собой. Власть не портит ее, не делает ее нравственно хуже, жестче.

И после всего этого В. Маслюков делает один невероятный ход. Вначале он вызывает смех и раздражение, а потом соглашаешься с писателем. Золотинка, став великой княгиней и могучей волшебницей, которая может работать без всяких усиливающих ее энергетику колец/камней приспособила этот самый Сорокон, вызывающий огонь (искрень)... для облегчения жизни своих подданых. Искрень в каждом доме играет роль домашней электростанции: крутит мельницы, молотилки, приводит в движение лесопилки и ткацкие станки, плавит железо, освещает дома. В романе роскошная, яркая фантастика – и вдруг, в самом конце романа, в последнем абзаце такой вот прозаический финал... А потом думаешь, а ведь прав автор! Это действительно открытие, новый ход, новое решение коллизии с магическими предметами.

Путь Золотинки, ее развитие (карьера) протекают в сложном переплетении приключений, обстоятельств, крутых поворотов, которые движутся в соответствии с логикой характеров и самой атмосферой произведения. У главной героини на ее пути волшебства нет учителя (гуру). Знания и опыт она приобретает в испытаниях реальной жизни. Поэтому она ведет себя порой бестолково, она бледнеет, робеет, столбенеет, плачет, теряется. Испытываешь даже и раздражение от этих эмоций и переживаний героини. Со временем признаешь, что автор прав, но неприятный осадок не исчезает. А потом начинаешь понимать, что в этом мастерство писателя, который выстраивает убедительную психологию и мелодию произведения.

Богат, великолепен по своим жанровым особенностям и очень непрост роман “Рождение волшебницы”. Сюжетная линия Золотинки идет в переплетении с линиями, судьбами других героев: Юлия, принцессы Нуты, простой девушки Зимки Чепчуговой. Прекрасно демонстрируется прием двойничества, когда зеркально (но не один к одному) отражаются друг в друге разные характеры, разные психологические типы. (Так, например, в “Гамлете” Шекспира идут три линии: Гамлен, Лаэрт, Фортинбрас.)

Прием оборотничества и двойничества есть и в белорусской мифологии. Однако в романе “Рождение волшебницы” Валентин Маслюков использует его необыкновенно эффективно и оригинально и так мастерски встраивает его в ткань литературного произведения, что не возможно говорить о нем, не затрагивая всей проблематики романа.

Емкой и яркой находкой писателя стало создание одним из героев романа, сумасшедшим ученым, собственного языка, поскольку все существующие языки представлялись ему слишком пресными и пошлыми, чтобы можно было отразить с их помощью мир. На искусственном языке говорят в романе всего два человека, вначале сам ученый, потом его ученик княжич Юлий. Колдовством ведьмы Милицы Юлий забыл родную речь и может общаться только на искусственном языке. Это осложняет психологические и сюжетные мотивы романы.

Великолепным изобретением в романе стали «блуждающие дворцы». Они вырастают и несут смерть, разрушения, потому что в них сконцентрировались негативные эмоции волшебников, людское зло, дурной характер древнего змея. Сказка ложь, да в ней намек. Существует мнение, что избыток злобы, дурного сумасбродства людей приводит к природным катаклизмам, эпидемиям, землетрясениям, наводнениям. Первая мировая война вызвала пандемию гриппа «испанки», которая унесла больше жизней, чем сама война. А, может, и СПИД возник по той же причине? И техногенные катастрофы из-за того же случаются?..

Следует особо отметить, что писатель не нарушает «бритву Оккама». Он не прибегает к идее Высших Сил, которые вмешиваются в земные дела, и не увеличивает число сущностей сверх необходимого. Впрочем, их и так в романе хватает.

Авторизованный перевод с белорусского. Дается в сокращении.

Еженедельник «Литература и искусство» (Минск)
1 декабря 2006 г. №48 (4387)

Скачать роман

"Рождение волшебницы"
"Клад" кн.1: word, zip
"Жертва" кн.2: word, rar
"Потоп" кн.3: word, rar
"Побег" кн.4: word, rar
"Погоня" кн.5: word, rar
"Любовь" кн.6: word, rar

исторический роман
"Час новолуния" ч.1: word, zip
"Час новолуния" ч.2: word, zip

театральный детектив
"Бег впереди себя" ("Зеленая женщина"): word, rar

Вход в систему

Опрос

Ваше мнение о романе "Рождение волшебницы":